На главную
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. 29 Июнь 2017, 19:47:55 Поиск
   Форум   Помощь Поиск Календарь Войти Регистрация  

О проекте Скриншоты Игровой мир
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Летописи свободного мира  (Прочитано 12973 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Master
Автор и разработчик
Администратор
Йа флудилко
*******

Репутация: 10319
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 2178


Мяяяу!


Просмотр профиля WWW
« : 05 Март 2009, 05:42:59 »

В 1478 году второй эпохи, еще не известный к тому времени летописец Иллан Дерильский собрал воедино и восстановил историю мира, существовавшую до этого лишь в виде смутных легенд, тексты которых были разбросаны по всему миру Хорсас. История приняла облик летописей - отдельных рассказов, объединенных вместе, и разложенных по годам.


Летопись первая: Портал

В давние времена, когда магические учения уже утратили свою былую силу, и не многим из людей удавалось встретить на своем пути друидов, еще можно было отыскать в самых глухих уголках мира небольшие деревушки, жители которых сохраняли веру в магию. Именно среди таких поселений было одно, ничем не примечательное на первый взгляд, но таящее в своем сердце портал в магический мир…

Веками, из поколения в поколение, от отца к сыну, от сына к внуку наследовали волхвы этой деревни, вместе с прочими магическими реликвиями, древний свиток, с помощью которого, согласно легенде, можно было открыть портал в совершенно иной, магический мир. Но предание гласило, что первый владелец свитка наложил заклятие, и тот, кто дерзнет развернуть пергамент, неминуемо погибнет и навлечет на поселение все мыслимые и немыслимые беды.
Свиток был такой древний, что никто уже и не помнил, кто составил его, как именно он появился в деревушке, какая магия была использована при его чаровании. Так бы и пылиться ему на полках друидов в забвении, если бы не один случай…

Молодой друид Мирек, последний из своего рода, однажды случайно наткнувшись на этот свиток, настолько заинтересовался его историей и возможностями, что решил, во что бы то ни стало, выяснить связанные с ним тайны. Посетив с расспросами всех друидов из соседних поселений, немногое удалось ему узнать: большинство приходили в ужас при одной мысли, что попытка развернуть свиток приведет к несчастиям и катастрофам. Некоторые, все же, снабдили Мирека редкими книгами и рукописями с упоминаниями о свитке и магии древних времен. Внимательно вчитываясь и многократно перелистывая лист за листом, сводя в единое целое разрозненные обрывки сведений, молодой друид все больше приходил к выводу, что древнее предание о запрете на чтение свитка – лишь легенда, призванная охранять его тайну от лишних любопытных глаз.

И вот, Мирек решился прочитать свиток. С легким холодом в сердце молодой друид преломил печати, скрепляющие шнур на пергаменте… Да, он оказался прав: и сам он остался жив, и не громыхнул всепоражающий гром, не содрогнулась в ужасе земля, и не разверзлись хляби небесные, чтобы поглотить деревню.

Жадно пробежал Мирек взглядом по рунам, испещряющим свиток, и не было границ его удивлению… Та часть предания, что говорила о возможности открытия портала в иной мир, оказалась правдой. Туда, действительно, можно было проникнуть: в мир чистой магии, мир свободы, и имя ему – Хорсас.

Утром следующего дня молодой друид вышел на центральную площадь и призвал всех жителей поселения. Держа в руках развернутый свиток, Мирек рассказал о том, что поведали ему руны.
Изначально пришедшие в ужас старейшины, хорошо все обдумав по здравому размышлению, приняли серьезное решение: попробовать открыть портал.

Немало дней и ночей жители поселения сооружали его из каменных блоков на месте базальтовой плиты, покрытой древними письменами, сохранившейся с незапамятных времен в их деревне. Наконец, все было завершено в точности так, как было описано в свитке.И вот настал день, когда молодой друид смог встать у портала и, держа пергамент, в слегка дрожащих руках, начал читать заклинание…

Небо потемнело, над деревней резко сгустились облака, пелену туч с оглушительным треском разорвали молнии, и вот уже десятки их бьют прямо в центр каменного сооружения, но на землю не падает ни единой капли дождя. Как вдруг…

В том месте, где молнии соприкасаются с лежащей на земле плитой, зажигается маленький голубой огонек, он становится все ярче и, наконец, ослепительно вспыхивает искрящимся лазурным пламенем, когда друид заканчивает читать заклинание. Одновременно исчезают молнии, словно их и не было вовсе. Лишь огонек продолжает светиться, маня своим блеском…
Мирек делает несколько шагов и останавливается точно в центре портала, прямо над магическим огоньком. Вспышка ярко-голубого света ослепляет на миг присутствующих, и, когда они вновь обретают способность видеть, молодого друида уже нет в портале, он исчез.

Наступил момент неестественной тишины... В отчаянии бегут мгновение за мгновением, и вот… не проходит и минуты, как в портале снова появляется Мирек и радостно восклицает: «Получилось!!!» Всеобщий вздох облегчения пролетел над поляной. Портал открыт!

И еще многие лета обитатели этого славного поселения жили в достатке и довольстве. Ели досыта, пили допьяна, не знали хворей и болезней, напастей и бедности. Летом жили в своей деревне, а зимой собирали обильный урожай на бескрайних полях нового мира.

Немного времени прошло до того дня когда слухи о портале доползли до соседних селений... К сожалению, как это часто бывает, в любые века и у любых народов, у них появились черные завистники. А много ли найдется худшего, чем черная зависть? Если гложет она человека изнутри, то тот способен на страшные злодеяния. Завистники развязали кровопролитную войну с хранителями портала. С каждым днем враг приближался все ближе и ближе. Единственным выходом для спасения жизни своих детей, да и собственных жизней, стал для жителей деревни уход через портал в Хорсас.

И вот последние обитатели поселения входят в портал. Но враг уже ринулся в атаку. Чтобы выиграть хоть немного драгоценного времени и дать возможность всем поселенцам пересечь границу миров, а затем наглухо запечатать врата, самые храбрые и отчаянные воины во главе с друидом Миреком остаются по эту сторону портала, лицом к лицу с лютым и беспощадным врагом. Недруг наплывает волнами, с каждым разом приступы все сильнее и яростней. Жажда наживы руководит врагом, толкает его вперед и вперед.

Защитники держатся стойко. Каждый храбрец, погибая, успевает забрать с собой до десятка врагов. Земля пропитывается кровью, в воздухе висит удушливый и страшный запах смерти. А времени так мало… Не хватает его друиду, чтобы запечатать вход в портал. И решается он на отчаянный и рискованный шаг. План дерзкий и безумный: разрушить портал снаружи, на века разорвав связь Земли и Хорсаса, стерев с лица Земли даже его след.

Вот уже враг в паре шагов от портала. Мирек читает свое последнее заклинание. Время замирает, лица людей освещает яркий всполох света. Вздыбилась земля на месте портала, выворачивая с корнем его каменные плиты, и магическая волна расшвыривает их прочь как сухие листья, уничтожая все живое и неживое на своем пути…

Взрыв поглотил и друида, и защитников портала, и нападавших. Погибла последняя магия на Земле. И не осталось в земном мире очевидцев этой ужасной битвы. Выжили лишь те, кто успел войти в Хорсас. Отныне их домом стал этот новый, неизведанный и полный опасностей мир…
Так исполнилось предание – погиб тот, кто открыл свиток, погибло и всё селение…
« Последнее редактирование: 03 Май 2009, 10:55:16 от Юалинь » Записан

шалапаи молодые, растаманы удалые, все равны, как на подбор. с ними читер - черномор! а у читера в руках мыло, сахар и гранат, мылом он намазал что-то, сахар съел и был таков...


Я в контакте
Master
Автор и разработчик
Администратор
Йа флудилко
*******

Репутация: 10319
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 2178


Мяяяу!


Просмотр профиля WWW
« Ответ #1 : 12 Март 2009, 21:32:25 »

Летопись вторая: Чужой мир

Так беглецы остались один на один с неизведанным миром… Они не просто лишились своих домов, нажитого добра и привычного уклада жизни. Их не просто навсегда оторвали от родных мест, от друзей и родственников, даже от могил своих предков. Казалось они были единственными людьми во всем этом мире.

Впервые часы после исхода, бежавшим в Хорсас было не до рассуждений о своей горькой доле. Переживать утрату оставленных на верную смерть на той стороне портала родных и близких людей, переселенцам пришлось, молча, затаив боль в сердце. Нужно было отстраивать дома, позаботиться о пище для людей, обживать новое место. Работа – лучшее лекарство от горя, и она закипела уже на следующее утро. Благо недостатка в материалах они не испытывали. В мире Хорсаса были густые, девственные леса, не тронуты луга и изобилие представителей животного мира.

В те времена пока портал оставался еще  открытым, в этой местности распахали несколько лугов под поля. Древесины было достаточно и в прошлом их месте проживания, поэтому леса вокруг портала вырубили ровно настолько, чтобы построит несколько амбаров и один дом для отдыха работающих на полях. Никто из поселенцев не осмеливался иди вглубь лесов, навстречу неведомому, да в этом и не было необходимости. Теперь же, вырубкой леса пришлось заняться вплотную. Стройка шла полным ходом, и, всего за несколько лет, люди создали целый город и назвали его - Лисмад.

Постепенно площадь полей и садов была увеличена, вызревал обильный урожай. Теперь у каждой семьи был свой дом. Добавилось радости - на свет появились первые дети, родившиеся на чужой земле, называвшие Лисмад - Родиной. Добавилось и горя – в самой красивой роще неподалеку от нового селения темнели холмики первых могил.

Хорсас можно было бы назвать весьма дружелюбным к новым обитателям, если бы не одно «но»: ни одна из экспедиций, отправлявшихся к дальним лесам на юге, не возвратилась…
Приветливость нового мира оказалась обманчивой, он таил страшные, опасные тайны, в этом теперь не сомневался никто...

Минуло еще несколько десятилетий, и люди перестали считать свободный мир чужбиной. К 115-му году после исхода они уже вполне здесь освоились.  Кроме того, оказалось, что новый мир весьма благоприятен для занятий магией, и люди начали использовать заклинания, пусть пока и на примитивном уровне.

 Жизнь Лисмадцев текла спокойным руслом. Шаг за шагом расширялись освоенные земли. Золотились тяжелые колосья пшеницы на щедрой целине вновь распаханных полей; рои пчел кружились над цветами, собирая нектар и наполняя тягучим янтарным медом ульи многочисленных пасек, а с пастбищ доносилось пощелкивание кнута, лай собак и мычание тучных стад.

Появлялись новые поселения, отступавшие все дальше от стен города. А по дороге, скрипя колесами, ехали телеги, в разных направлениях и с разными целями. Вместе с ростом исследованных земель рос и Лисмад. Теперь город стоял не с бревенчатым, а уже с каменными укреплениями, старые домишки прятались в тени новых зданий. Площади, превращавшиеся, бывало, в непролазную топь после затяжных дождей, старательно мостились вытесанными из гранита плитами.

Углубляясь в Мир Хорсаса, поселенцы сталкивались с новыми существами, среди которых были и совершенно неопасные, и хищники, и поддающиеся приручению, и проявляющие недружелюбие.
Границы исследованного мира становились все шире, но никто и предположить не мог, что Лисмад, на самом деле, окружен границами, непреодолимыми рубежами. Неизвестно имя того, кто первым дошел до Края. И что почувствовал, когда увидел серые, подсвеченные алым тучи, клубившиеся и над головой, и под ногами… Казалось, что материк, на котором поселились люди, висит прямо над адом. Неровные выступы уходили отвесно вниз, скрываясь в светящейся дымке, которую разрывали с оглушительным треском яркие молнии. И снизу, и впереди, и наверху были только зловещие тучи… Все это было столь неестественно, чудовищно непривычно, немногие, однажды увидев край материка, находил в себе мужество приблизиться к нему еще раз.

Все эти мирные, благополучные годы страх перед неведомым таял, и на смену ему пришло любопытство. К краю отправлялись смельчаки, желавшие выяснить, насколько широка бездна – ведь поначалу решили, что это просто огромнейший провал в тверди Хорсаса. Оказалось, что, наоборот, Хорсас совершенно непостижимым образом висит в пустоте, словно остров в море пылающих облаков. Земля обрывалась пропастью и на западе, и на севере, и на востоке. К югу же владения людей ограничивались дремучим лесом, кишевшим поистине ужасными тварями, что по-прежнему мало кто отваживался отправиться на их исследование. И никто, из ушедших туда, так и не вернулся...

Все приводило к мысли, что на юге, за таинственными пугающими чащобами, скрывается нечто еще более необычное, чем уже виденная людьми бездна, и это нечто, скорее всего, хранит в себе немалую опасность. Поселенцы все глубже осознавали, что освоенные ими территории представляют собой  лишь осколок нового мира, висящий над пылающей пустотой.

Людское племя продолжало расти, возводились новые поселения, распахивались новые луга. Прошло не так уж много времени, и почти все земли вплоть до самого Края оказались освоены. Лисмадцем ничего не оставалось, как обратить свой взор к югу и пытаться потеснить проклятый лес. Примерно тогда же люди заметили странные сполохи в южной части небосвода. Да и далекое сияние над великой бездной не давало самым пытливым из них покоя.

В год 137-ой с момента разрушения портала, произошло ужасающее событие:
Ближе к полуночи, Со стороны южного леса донесся далекий гул, звук, идущий откуда-то из самого чрева материка, небо словно накренилось. Казалось, неведомая сила разрывает землю на части. Колебания становятся все мощнее, сбивают с ног. Здания, казалось бы, построенные на века, в миг осели кучкой обломков. Неведомая сила в течение бесконечных  минут содрогала Хорсас, прорезая поля и луга похожими на разломы оврагами, а в лесах ломая как тростинки вековые деревья, нагромождая их друг на друга. Погибли цветущие сады и зеленеющие поля. Многие семьи лишились крова в тот день. Еще трагичнее была потеря родных и близких. Не мало людей полегли под обломками своих домов, не меньше сгинуло и вдали от дома.

Стало невозможно жить в неизвестности, с постоянной угрозой с юга. Слабых страх лишает воли, мужественным же придает сил, а Лисмадцы  были мужественными, иначе бы им здесь просто не выжить. И, если раньше никто даже думать не хотел об исследовании южной части Хорсаса, то теперь весь народ поддержал решение собрать отряд лучших магов и воинов и отправить их в Южный лес, чтобы выяснить, что за Зло там гнездится, и постараться уничтожить его прямо в логове, не дожидаясь нового нападения.

Готовились к этому походу не дни и даже не месяцы. Целых два года отбирали да снаряжали лучших из лучших. И вот полторы сотни воинов, попрощавшись с родными так, как прощаются, отправляясь на верную смерть, скрылись в густом лесу. Много дней и ночей пробирались они через чащи, обходя глубокие овраги и прорубаясь через непролазный бурелом. Успели привыкнуть к тому, что следом за каждым побежденным чудищем являлось новое, еще более сильное и ужасное. Этот поход через Южный лес заслуживает отдельной летописи – столько тогда открылось неведомого, столько было совершено беспримерных подвигов. Каждый показал себя достойным называться героем, быть воспетым в былинах и сказаниях. Но схватки с хищными тварями были столь частыми и кровопролитными, что не всем помогло и беспримерное мужество... Отряд редел, и пары дней не проходило, чтобы кто-то не обрел здесь вечный покой, так и не увидев в последний раз голубого неба за густыми кронами вековых деревьев.

Южный лес оказался намного больше, чем освоенная часть материка. Не было ему ни конца, ни края, и каждый в глубине души смирился с тем, что так здесь и сгинет, страшась лишь одного – остаться последним. Ведь последнему выпадет злая доля лежать на земле подобно падали, став кормом для хищных зверей, и некому будет прикрыть ему глаза, вложить в руки меч или посох, засыпать землей, да проводить в последний путь добрым словом, как надлежит быть похороненным каждому честному человеку.

И вот, их осталось лишь пятеро – два мудрейших мага того времени и три величайших воина, не знавших себе равных в искусстве боя. Пришел день, и дебри перед ними стали редеть. Люди ожидали увидеть, наконец, врага, противостоять которому собирались, но в поле зрения не было ничего, кроме нескольких огромных валунов, выветрившихся за многие века, испещренных ветрами и дождями. Такого окончания похода не ожидал никто…

После более тщательного осмотра, оказалось, что камни лежат на равном расстоянии друг за другом, образуя прямую линию, устремленную с севера на юг. Последние, из заметных глазу валунов, казались едва различимыми точками. Что за великаны или могучие магические силы установили их здесь? Зачем? Были это остатки стены, или торговый тракт? А может, древняя граница? Разгадать загадку было невозможно.

Пятерым оставшимся в живых не пришлось даже совещаться. Привыкнув, понимать друг друга с одного взгляда, они пошли на юг вдоль валунов. Но чем ближе они подходили к Краю, тем напряженнее вглядывались вперед. Внезапно люди оказались на краю все той же бездонной пропасти.

И вот, когда они уже собрались повернуть назад, самый зоркий из воинов по имени Хмок Прокет крикнул "Смотрите!"... Но, как ни пытались остальные разглядеть, что-то в алой дымке, они так ничего и не увидели. Хмок, уверенный что за туманом что-то скрывается, сорвался с места и побежал на запад, вдоль бездны. После нескольких часов бега все пятеро остановились в изумлении, еще не до конца веря своим глазам: над бездной висел мост, тонущий в тумане и ведущий, как казалось, в никуда...
Записан

шалапаи молодые, растаманы удалые, все равны, как на подбор. с ними читер - черномор! а у читера в руках мыло, сахар и гранат, мылом он намазал что-то, сахар съел и был таков...


Я в контакте
Master
Автор и разработчик
Администратор
Йа флудилко
*******

Репутация: 10319
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 2178


Мяяяу!


Просмотр профиля WWW
« Ответ #2 : 22 Март 2009, 04:55:04 »

Летопись третья: Призраки во тьме

Уртан  Дингарт  сделал шаг по мосту, взявшись за деревянные перила. За ним вступили  на мост и остальные. Пятеро, выживших в походе через Южный лес, шли по таинственному мосту, стараясь держаться самой его середины. Вот уже и земля скрылась за их спиной в дымке тумана.  Далеко впереди мост уходил в такой же туман. Даже их мужественные сердца холодила мысль о том, что под ногами – бездна, и опорой им служит лишь чье-то загадочное сооружение, которое, как знать, не растает ли в любой момент, повинуясь воле своего неведомого создателя?

Поначалу они непрерывно вглядывались вперед, ожидая увидеть крепость, окруженную облаками, край земли или нечто совсем уж невообразимое. Потом, когда и впереди, и позади, и вверху, и внизу не осталось ничего, кроме пустоты да видимой полоски моста, все труднее было заставлять себя поднимать голову и переводить взгляд с бесконечного чередования гладких каменных плит под ногами.

У остатков отряда, некогда снаряженного всем, что только может понадобиться в пути, к этому времени осталось лишь совсем немного еды да по фляжке воды на каждого. А конца мосту все не было. К исходу второго дня один из воинов прошептал, что так, должно быть, выглядит смерть в этом мире. Все они, наверное, уже умерли, и теперь им предстоит вечно брести по бесконечному мосту…

Лишь спустя два солнечных круга после того, как они ступили на это грандиозное сооружение, вконец обессилевший Хмок разглядел, наконец-то, далеко впереди, едва различимый, похожий на уходящую вниз тень край земли.

Как же отличалась эта земля от той, откуда они пришли. Повсюду торчали острые, как лезвие клинка, скалы, протыкая вершинами серые облака. Казалось, что деревья, растущие здесь, старше самого мира, Большие, с раскидистыми ветками, они своими кряжистыми корнями, то тут, то там, прикрывали скальную породу. Со скал стекали многочисленные  водопады, смягчая вид, передавая людям, своим журчанием, спокойствие этого места. К одному из них и направились смертельно уставшие путешественники. Наступала ночь, становилось все темнее, но они уже не были способны ни бояться, ни удивляться. Вдоволь напившись воды, они решили разбить лагерь прямо у водопада. Исследователи уснули, даже не позаботившись о горячей еде и ночной охране.

Наутро, выспавшись и отдохнув, они продолжили свой путь. При свете дня этот мир казался прекрасным: высокие горы уходили своими пиками в небо, между расщелин, неспешно, текли водопады, реки и озера были полны рыбы. Путникам ни составило труда острогами наловить этих пузатых жителей воды, и какое было удовольствие зажарить на углях исходящую жирком рыбину… Лишь одно беспокоило их - кроме птиц и рыб, ни одной твари не встретилось им на пути...

На следующее утро путешественники удобно разместились в тени векового дерева на возвышенности, с которой просматривалась вся округа. Им предстояло обсудить все, что стало известно, и принять решение о том, как поступить дальше. Ни в Южном лесу, ни на полуденной оконечности своей земли, ни здесь, они так и не нашли следов той грозной силы, что представляла опасность для Лисмада. А раз опасность исходила не отсюда, то и оставаться здесь больше не имело смысла. Можно было отправляться в обратный путь. Бедняги надеялись, если не пробраться домой сквозь дремучие дебри, где остались их товарищи, то хотя бы умереть ближе к родной земле.  

Перед обратной дорогой нужно было запастись и едой, и водой. Отстав от своих друзей в поисках тех птиц, чье мясо по вкусу оказалось лучше остальных, Вулш Феттон, один из самых великих воинов того времени, почувствовал запах гнилой плоти, идущий откуда-то неподалеку. Вскоре он подошел к глубокому оврагу. Запах, ставший вблизи просто нестерпимым, шел именно оттуда. Еще несколько шагов, и воин замер на месте у самого края оврага, побелев, как полотно. Дно было усеяно гниющими останками сотен мертвых тварей, разорванных в клочья. Так мог разорвать тела только большой, сильный и хищный монстр. Вулш стоял над оврагом, прикрыв рукавом нос, и вдруг услышал тихий шорох позади себя. По спине пробежал холодок, и воин, не оглядываясь, побежал к остальным.

На этой земле, показавшейся им благословенной, зла оказалась ничуть не меньше, чем их на их родине, здесь тоже были свои страшные тайны. Но больше всего путешественников мучила одна из них: если кто-то убил всех животных в округе, почему сами они были до сих пор живы?

Быстрым шагом, почти бегом все пятеро устремились в сторону моста. Однако вскоре наступила ночь, и им пришлось остановиться, разбив лагерь на берегу небольшого озера. Все это время людей не покидало странное чувство – им казалось, что чьи-то глаза неотступно следили за ними с того самого момента, как они ступили на эту землю…

Глубокой ночью четверо путешественников крепко спали, только Бобрс Филмон охранял покой своих друзей. Неожиданно прямо перед ним бесшумно колыхнулись ветви кустов, и из них вышла девушка. И обликом, и одеждой она отличалась от Лисмадцев. Ее кожа была странного оттенка, на прекрасном лице сияли большие, голубые глаза, а волосы, казалось, были чистым серебром.

Она мило улыбнулась, склонив голову набок, и что-то прошептала на непонятном языке, едва заметно кивнув Филмону. Старый маг, самый сильный и опытный из всех, что жили сейчас в Лисмаде, застыл на месте, потеряв дар речи. Незнакомка, медленно подойдя к воде, поманила его к себе. В руках девушки оказалась странного вида чаша – искуссно изготовленная из легчайшего серебристого металла, покрытая узорами, неуловимо притягивающими взгляд. Филмон даже не заметил, когда она достала ее из складок одежды. Гостья наполнила ее водой, поманила к себе Филмона. С непонятно откуда взявшимся безграничным доверием к этой девушке, он взял фляжку и сделал несколько глотков. Маг почувствовал веяние неизвестной силы и прислушался к себе. Что-то изменилось, но что именно, пока было неясно. Немного подождав, девушка произнесла: «Добро пожаловать в Арнарию!», и старый маг поразился – фраза прозвучала так, как будто он всегда знал этот неведомый язык.

Остальные проснулись на восходе. Каково же было их изумление, когда они увидели дозорного Филмона беседующим со странной незнакомкой на берегу озера. Услышав звон меча, выдернутого из ножен, тот обернулся и успокаивающе махнул рукой. «Не бойтесь, она не причинит нам зла!», - сказал он, а затем поведал им то, о чем рассказала ему девушка за ночь.

Как оказалось, народ, населяющий этот мир, называет себя арнами – в честь древнего бога этой части Хорсаса, бывшего, по преданию, их прародителем. Уже тысячи лет живут они на этой земле, и нет никого, кто мог бы сравниться с ними в познаниях и мудрости. Арны были отменными воинами и сильнейшими магами, в последнем путешественники могли убедиться прямо сейчас: ведь чаша, из которой пил воду старый маг, была волшебной, каждый, кто сделает из неё хотя бы один глоток, тут же овладевал сложным и древним языком Арнов.

В нескольких солнечных кругах пути находился самый крупный из их городов  – Анандэс. Сами же их земли были частями некогда огромного материка, расколовшегося много тысяч лет назад. С севера эти части были разделены великой бездной, а с юга – бескрайним океаном…

Арнийская девушка объяснила, что случайно наткнулась на путешественников, когда пришла сюда по какой-то своей надобности, связанной с травами, нужными для приготовления магических зелий. Она пригласила их посетить Анандэс и вызвалась быть проводником. Спустя пять дней они увидели стены прекрасного города. Он был столь великолепен, что у людей, прежде не только любивших, но и гордившихся Лисмадом, теперь к своему родному городу осталась только любовь.

Арны встретили их радушно, как самых дорогих гостей - накормили вкуснейшими яствами, напоили отменными винами, отвели в покои с богатым убранством. В городе Арнов путники отдохнули после тяжелого и долгого пути, им посчастливилось испробовать ароматных вин и отведать отменных блюд, готовящихся только в этих землях.  Вскоре лисмадцы вполне освоились, а гостеприимные хозяева, вняв просьбе гостей, стали обучать их магии и боевому искусству.

Так пролетело три года. Путешественники ни в чем не знали нужды, жили в довольстве и радости, обучались у искуснейших учителей. Но их все сильней и сильней тянуло на родину. И вот однажды было решено пуститься в обратный путь. Они сердечно простились с арнами и отправились домой, в земли родного города Лисмада.
 
Отныне Хорсас навсегда был поделен на две части – людей и арнов.
« Последнее редактирование: 01 Апрель 2009, 23:49:27 от Master » Записан

шалапаи молодые, растаманы удалые, все равны, как на подбор. с ними читер - черномор! а у читера в руках мыло, сахар и гранат, мылом он намазал что-то, сахар съел и был таков...


Я в контакте
Master
Автор и разработчик
Администратор
Йа флудилко
*******

Репутация: 10319
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 2178


Мяяяу!


Просмотр профиля WWW
« Ответ #3 : 29 Март 2009, 19:56:08 »

Летопись четвертая: Сила и власть

Выйдя из за стен Анандэса, отряд двинулся в сторону Лисмада. Дорога путникам предстояла та же, которую они проделали три года назад, но уже небыло того страха, сковывающего ледяной дрожью при виде невиданных существ этого мира. Так же ушел и безотчетный трепет, сопровождавший исследователей в первом пути, при виде неизведанных краев. Уже не удивляли красивые пейзажи, встававшие перед глазами путников. Свобода от страха, уверенность и спокойствие теперь поселилось в сердцах и умах пятерых путников.
Беспрепятственно дойдя до моста и преодолев его вдвое быстрее, чем ранее, они отправились обратно через Южный лес. На пути встречались те же твари, что и по пути в Арнарию, все те же буреломы и овраги преграждали путь экспедиции, но теперь это уже не имело никакого значения и не являлось преградой. Уже никакая тварь не могла причинить вред пятерым путникам - маги легким движением руки скидывали с пальцев огненные молнии, заживо сжигая непобедимых, как ранее казалось, тварей, так, что к концу пути, ни один монстр не решался вставать на дороге людей. Воины же выкорчевывали деревья голыми руками, как прутики, раскидывали тяжелые поваленные бревна, освобождая путь друзьям.
Три года, проведенных с Арнами, были для пятерых людей не просто прожитым временем, эти годы стали временем великих познаний!
Они не просто научились новым искусствам боя, познали магию народа Арнов - они стали властителями над окружающим их миром. Путники вышли из Южного Леса, и ни на одном из них не было даже царапины.

Первые годы после ухода отряда в Южный лес Лисмадцы ждали известий с жадностью жаждущего. Первый месяц они ожидали, что вот-вот в ворота города войдет вернувшаяся экспедиция. После двух месяцев ожиданий люди стали надеяться, что на дороге появится отряд из 20-50 человек, потрепанный, раненый, но все же, хотя бы часть ушедших! Когда прошло пол года, на дорогу продолжали выходить, с надеждой прикладывая руки к глазам, только матери, жены и невесты ушедших с экспедицией. Через год у ворот и на дороге, уже нельзя было встретить ожидающих. Нельзя было вырвать из сердец любящих людей воспоминания и надежды на встречу, но даже те, кто еще верил в возвращение родных, теперь ждали, молча, ни кому не говоря о своих чаяньях.

Утром, когда пятеро вступили на дорогу у ворот Лисмада, жизнь города шла своим чередом. Крестьянин спешил на поля с мотыгой, надвинув на глаза соломенную шляпу. Горшечник понукал лошадь, впряженную в телегу полную товара, спеша на ярмарку, открывающуюся в Лисмаде утром. Справа, вдоль загонов, пастух гнал коров на пастбище, щелкая кнутом. Мирная картина мирного города. Никто сначала даже не обратил внимания на слегка пыльных путников, блестящими глазами разглядывающих новые врата города, недавно поставленные на место старых. И лишь мальчишка–булочник, заглядевшийся на путников, запнулся, и, разроняв весь свой ароматный товар по мостовой, кинулся к центру города, размахивая шапкой: «Вернулись!»

Весть вмиг облетела весь город и окрестности только ей ведомыми путями. На центральной площади собрался весь город. Старейшина Лисмада торжественно встретил пятерых вернувшихся из экспедиции, незаметно утерев рукавом непрошеную слезу - в числе не пришедших из экспедиции был его сын. В толпе послышались первые всхлипы, женщина, уткнувшись в плечо сына, оплакивала не вернувшегося мужа. Далеко не для всех жителей это утро было радостным, у многих оно отобрало надежду на встречу с любимыми и родными. Из двухсот ушедших к неизведанному вернулись только пятеро.

Все же, не смотря на печальный привкус, встреча прошла тепло.
Во время обеда, сидя со старшинами города, исследователи рассказали о своих приключениях, знакомстве с народом Арнов, и о том какой силой те обладают. Поведали о том, как живут Арны, об их потрясающих знаниях и об огромном и прекрасном городе Анандэс.

В 147 году Лисмад навестили сами Арны.
Бобрс Филмон, как обычно, засиделся над книгами далеко за полночь, в своей хижине, на самом краю города. Маг закрыл пухлый том старой книги, взял свечу, собираясь отправиться спать, и, чуть не выронил ее, увидев у своего окна ту же девушку с серебряными волосами, которая была больше похожа на ангела, нежели на человека или даже Арна. Она опять появилась неожиданно и, как казалось, из ниоткуда. Девушка повела взглядом, и Филмон увидел, что на этот раз гостья пришла не одна. С девушкой были еще двое, как позже узнал Бобрс, маги – Наиль и Бунджен. Гости попросили мага проводить их в город. Филмон накинул свой плащ, взял трость и вышел вместе с Арнами на улицу. Они даже не успели дойти до ворот города, как их окружила огромная толпа любопытных горожан. Как ни странно, старейшины уже ждали их у входа в город.

За то время, пока путешественники жили в Анандэсе, Арны научились общаться на языке людей. Лисмадцы встретили Арнов так же тепло и дружелюбно, как в свое время Арны встретили людей.
Известность и авторитет Арнов рос с каждым днем. Год спустя Наиль и Бунджен открыли в Лисмаде свои школы магии стихий и магии заклятий. Девушка же, имени которой никто не знал, возглавила школу Меча. Желающих поучиться искусству Арнов было очень много. Сначала в эти школы попадали лишь избранные, но не прошло и нескольких лет, как половина жителей Лисмада обучились искусству владения мечем и магией.

В 159 году старейшины Лисмада уступили свои посты Наилю, Бунджену и безымянной девушке. У Лисмадцев даже не возникло сомнения, что под руководством Арнов им станет только лучше жить.

Арны постарались чтобы люди научились всем возможным ремеслам: строить прекрасные города, которым не страшны ни стихия, ни животные; возводить мосты, за место разрушенных великой бедой 137-го года, и, без сомнения, намного прочнее и надежнее прежних. Всего за несколько лет город разросся даже больше, чем за все прошедшие годы. Люди ощутили в себе ту силу, которая может управлять этим миром. Много лет после этого люди жили под руководством Арнов, и были счастливы. Наиль мог управлять даже погодой, а Бунджен заклинал зерна, чтобы те давали больше урожая. Постепенно люди освоили и эту магию. Полученные знания намного облегчили жизнь людей: определить, где затаилась руда, и где железная жила будет обильнее; в каком месте копать колодец, который будет всегда полон чистой воды и не иссякнет в засуху; отогнать тучу, несущую град, от сада, полного спеющих плодов; заговорить рану; снять жар у больного лихорадкой и вылечить его в два дня. Много полезного и нужного приобрели жители Лисмада и его окрестностей от обучения у Арнов.

Арны помогали людям во всем, не прося в замен ничего. И люди верили в их благородность, доверяли им как самим себе. И один лишь Филмон начал подозревать неладное... Вот отрывок из его дневника, найденного много столетий спустя:
"... В последнее время я все чаще и чаще прокручиваю ту встречу. Как она произнесла те волшебные слова, смысла которых я не понимал, и почему-то не хотел понимать. Как она протянула мне флягу с водой, и главное - почему я ее взял, не оброня ни слова. Куда пропала та дрожь и холодный пот, когда я сделал из нее глоток. И вот, уже сегодня, она снова выступала на главной площади Лисмада. Все смотрели только на нее, на Наиля и Бунджена, не отводя глаз. Почему? почему мы им так доверяем, хотя не знаем о них практически ничего? За три года, проведенных в Анандэсе, я даже не узнал имени этой девушки! Но почему-то я задумываюсь об этом лишь когда запираюсь в погребе своей хижины и зажигаю свечу. Может это черная магия, позволяющая управлять умами людей? Я уже не знаю, чему верить..."
« Последнее редактирование: 30 Март 2009, 11:49:48 от Master » Записан

шалапаи молодые, растаманы удалые, все равны, как на подбор. с ними читер - черномор! а у читера в руках мыло, сахар и гранат, мылом он намазал что-то, сахар съел и был таков...


Я в контакте
Master
Автор и разработчик
Администратор
Йа флудилко
*******

Репутация: 10319
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 2178


Мяяяу!


Просмотр профиля WWW
« Ответ #4 : 19 Апрель 2009, 20:51:36 »

Летопись пятая: Два камня

Шло лето 176 года с момента исхода. Любопытство людей всегда остановить трудно. Вновь и вновь отправлялись исследовательские экспедиции, с каждым разом расширяя территории, пригодные для жизни, строительства и земледелия. Материк оказался больше, чем люди могли предположить. После прихода Арнов стали доступны земли за Южным лесом. Начались годы спокойной жизни под их покровительством. Люди перестали бояться каждого шороха в темном углу, опасаться, что это неизведанная тварь притаилась и ждет момента, чтобы полакомиться человеческой плотью. Темный, мрачный лес стал обычным зеленым леском, где раздается спокойный стук дровосека, перекликиваются девушки, собирающие ягоды и грибы. Мир вокруг стал более понятным и спокойным.

В самом начале солнечного круга молодой крестьянин, по прозвищу Ковет, начал собирать вещи для долгой дороги. Жил он одиноко и своих угодий не имел, так, небольшой домишко, оставшийся от родителей, да с десяток шагов земли. Ковет зарабатывал на хлеб торговлей между небольшими поселениями, которые  во множестве появлялись в самых разных частях материка. Обмен разными товарами между деревеньками давал возможность посмотреть округу и достаточный доход, что бы обеспечить себя самого. В этот раз путь предстоял не близкий. Поселение, в которое он шел, находилось по ту сторону Южного леса, на самой границе исследованных людьми земель. Прихватив с собой сухарей, магическую флягу, вмещающую в себя втрое больше положенного, и небольшой топор, не раз выручавший его в пути, Ковет присел за стол во дворе дома. Парень окинул взглядом свой двор, отмечая, что крыльцо чуть покосилось, дверь скрипит, забор пошел в косую. По возвращению домой дел ему хватит на неделю или даже больше. Собравшись духом и хлопнув себя по коленям, Ковет поднялся и отправился в путь.

Выйдя из-за стен Лисмада, Ковет ступил на тропу, по которой прежде не ходил ни разу. Раньше ему приходилось торговать с другими поселениями, но Ковет путешествовал в другом направлении, в сторону Южного леса он шел впервые. В пути юноша был абсолютно один, лишь старый обрывок карты был его помощником и другом. Много десятков солнечных кругов шел Ковет, опасаясь каждого шороха. К одиночеству он привык, но в одиночестве больше напряженности: нельзя спокойно уснуть и быть уверенным, что враг не подойдет к тебе спящему и не убьет, никто не защищает твою спину во время пути, нет друга, на которого можно было бы положиться, нужно надеяться только на себя. Магией Арнов Ковет владел очень плохо, учить было некому, да и денег на обучение не хватало, ему оставалось рассчитывать на силу руки и быстроту тела.

И вот, наконец, он увидел высокие, старые деревья, закрывавшие своей темной кроной весь горизонт. Теперь Ковету предстояло самое сложное - пройти с товаром через дремучую чащу Южного леса, остаться живым, да и товар сохранить, в последнее время в лесу появилось много мародеров, грабящих одиноких торговцев.

Как только Ковет ступил под сень леса, вековые деревья загородили ему дорогу, глубокие овраги, корявые пни и коряги, непролазные буреломы заграждали путь юноше, острые ветки норовили выхлестать глаза. Продвигаться вперед приходилось медленно, прорубая себе путь топором, избегая встреч с голодными хищниками.  Ковет почти не спал, останавливался только для того, что бы быстро съесть хлеб, да выпить глоток воды, опасаясь задерживаться долго на одном месте.

Пробираясь через чащу, торговец и не заметил, как из его кармана выпала старая карта. Когда Ковет понял, что случилось, побежал назад, надеясь разглядеть в вечной темноте леса маленькое светлое пятно. Сколько он не искал, а карты найти не смог, и тогда Ковет понял, что окончательно заблудился. Оставшись без карты и имея у себя в запасе еды и воды лишь на три дня, юноша кое-как определил направление и двинулся дальше. Целых четыре солнечных круга торговец блуждал по лесу, его силы начали истощаться, и вдруг он увидел впереди, пробивающиеся сквозь кроны деревьев, лучи солнца. Юноша стремительно побежал на свет, как ночные насекомые летят на свечу. Ковет не поверил своим глазам, его взору открылась огромная поляна, посередине которой возвышался огромный камень. По камню стекала вода, переливаясь в лучах солнца на поверхности камня и заманивая своим журчанием. Недолго думая, Ковет решил, что лучше всего восстановить силы здесь, чем блуждать в потемках в поисках редких кустов с горькими ягодами.

Ночи в лесу были очень холодные, а усталому человеку очень тяжело было отдыхать, когда пальцы, уже казалось, покрываются корочкой льда. Ковет долго пытался уснуть, кутался в походный плащ, но безуспешно - страх и холод мешали ему сомкнуть глаза. Неожиданно перед торговцем вспыхнул яркий свет. Сперва юноша подумал, что замерз до смерти, и это духи предков пришли забрать его душу к себе, но, ударив себя по лицу, убедился, что еще жив, и тут же свет пропал. Ковету показалось, что воздух стал теплее, и усталый торговец немедля уснул. Произошедшее ночью Ковет непременно бы принял за сон, если бы  старый клочок карты, который потерялся больше четырех солнечных кругов назад, не лежал прямо у него на коленях.

Юноша присмотрелся к карте и заметил, что тропа, по которой он шел, была кем-то стерта. Зато на карте появились две новые отметины - одна обозначала место, где он находится, а вторая, как решил Ковет, это место в которое он должен идти. Отдохнув еще пол солнечного круга, торговец двинулся в путь, ему снова предстояло пробираться через непролазную чащу, полную жутких тварей...

Еще через два дня Ковет наконец-то дошел до указанного на карте места, но вместо поселения, в которое, как он думал, шел, карта привела его на другую поляну. Как и на прошлой, там стоял камень, но еще выше прежнего. В безумной ярости разорвав карту на мелкие клочки, Ковет взял топор, который всегда носил за спиной, и, что есть силы, ударил по камню. В ту же секунду весь камень, в разы превосходящий человеческий рост, покрылся трещинами. Испугавшись, Ковет попятился назад. И вдруг камень, который простоял тут тысячи лет, ярко вспыхнув синим светом, рассыпался на небольшие блоки. И снова перед торговцем явился свет, и в голове Ковета ясно прозвучали слова, как если бы он читал книгу:
- "День добрый, Ковет"
- "Кто ты? Ты дух смерти?"
- "Нет. Я Ферлих. Я существую в виде чистой магии, для меня нет преград, я могу видеть прошлое и будущее. И я видел твою судьбу. Я дам тебе два пергамента. В одном лежит карта, которая приведет тебя к твоему небольшому дому в Лисмаде, и твоя жизнь потечет обычным руслом. Внутри второго пергамента лежит план города, который должен быть воздвигнут на этом месте. Твою судьбу определит только твой выбор"
После этого свет исчез, а на сырой траве появились два пергамента. Развернув первый пергамент, Ковет увидел подробную карту, на которой был указан путь домой. Он уже почти было пошел к тропе, но остановился... и разорвал карту в клочья. Открыв второй пергамент, юноша увидел план города, как и сказал Ферлих.
"Но из чего я его построю?..." - подумал торговец. Ковет оглянулся вокруг, в поисках ответа, и его взгляд остановился на осколках камня, который, несколькими минутами назад, возвышался на поляне. Этих осколков хватит даже на небольшой город.

Шли годы. Ковет работал с утра до вечера, практически без отдыха, питаясь тем, что давал ему лес. Спал прямо на траве и ночи, проведенные тут, больше ни разу не показались ему холодными.

Проходящие мимо путники уже начали замечать башни, возвышающиеся над лесом. Многие сочли его сумасшедшим, но некоторые, кому Ковет рассказывал свою историю, сочли это знаком свыше. Они оставались помогать ему, навсегда связав свою судьбу с этим местом и Коветом. Все больше людей приобщались к строительству, и дело двигалось еще быстрее. Стройка шла сразу в нескольких направлениях, жизнь вокруг кипела и крепла. Вместе с воздвигаемыми стенами города воздвигались и новые судьбы людей.

Зимой 183 года город был построен. Все было именно так, как на пергаменте. Город этот был прекрасен!  Над неприступными стенами, защищавшими жителей от любых угроз леса, возвышались высокие сторожевые башни, гордые и непреступные. За стенами скрывались дома обыкновенных жителей, не какие-то убогие, черные лачуги, а статные строения, укрытые ровной черепицей, поблескивающей красными сполохами, в лучах солнца. Широкие, выложенные брусчаткой, улицы, раскрывались в широкие площади, зазывающие жителей множеством фонтанов. В тени садов, то тут, то там раскинувших свои аллеи, журчали водопады, весело перетекая по камням, и изливалась в небольшие озерца. Все было гармонично и живо, даже большой и величественный дворец, в самом центре города, вливался в общую картину, делая ее целостной и завершенной.

Сотни человек из соседних и дальних поселений навсегда ушли в эти места со своими семьями. Сам же Ковет единолично управлял новым городом, население которого увеличивалось с каждым днем. И назвал он этот город Эйлон.
Так было положено начало династии Коветронов, честных и благородных правителей, управлявших городами людей еще почти две тысячи лет.
« Последнее редактирование: 20 Апрель 2009, 17:28:03 от Master » Записан

шалапаи молодые, растаманы удалые, все равны, как на подбор. с ними читер - черномор! а у читера в руках мыло, сахар и гранат, мылом он намазал что-то, сахар съел и был таков...


Я в контакте
Ягами Лайт
Uncle_SAM
Блиноедка
Почётный флудер
*****

Репутация: 8
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 1128


я - справедливость


Просмотр профиля WWW
« Ответ #5 : 20 Апрель 2009, 01:05:18 »

Летопись шестая: Острова стабильности

"И край мира поглотит мгла, и земля станет небом, а небо сгорит зеленым огнем, и погибнет всё живое вне миров стабильности" - эту фразу сказал умирающий маг Торн в тот день, когда Хмок Прокет впервые увидел мост Иллеана, ведущий на материк Фанхо. Никто тогда не предал его словам никакого значения, сочтя это за предсмертные страдания обреченного человека. И вот с того момента прошло 56 лет...

Люди всегда считали Южный лес самой загадочной частью материка. Многие пытались приоткрыть его тайны. Многие сложили свои головы под вечно-темной кроной Южного леса. Но люди всегда отличались своим любопытством и упорством, эта черта не обошла стороной и двух молодых исследователей: Декту и Креша. После постройки Эйлона, первого города за пределами обследованной территории, молодые люди сразу же переселились в него, чтобы метр за метром изучать просторы Южного леса. Осенью 195-го года объектом их исследования стали грибы, горевшие ярким огнем, словно факелы, посреди вековых деревьев в ночи. Как обычно, Креш пошел их проверить, к утру он должен был вернуться, но, взошло солнце, а его все не было. К концу дня Декта, взяв троих верных товарищей, отправился на поиски друга. Долго его искать не пришлось, Креш выбежал из леса, словно за ним гнался дикий зверь. Друзья приготовились защитить друга, но, присмотревшись, они поняли, что лицо парня сияет от радости, а в руке он держит какой-то небольшой камень. Креш, едва сдерживая ликование, объяснил им, что случилось:

Отойдя от места, где росли грибы, Креш заметил, еле различимый под слоем мха, камень. Он не был похож на другие, его углы явно были кем-то срезаны, а присмотревшись получше, Креш смог различить письмена на неведомом языке, совершенно не похожие даже на письмена Арнов. Камень лежал там, как указатель, и, жаждущий по своей натуре открытий, Креш тут же пошел туда, куда указывал камень. Пройдя совсем немного, он наткнулся на такой же камень, но указывающий в другую сторону. Так исследователь шел, по знакам, до начала следующего солнечного круга, пока не наткнулся на руины крупного поселения. Эти руины уже покрылись мхом и травой, и не было ясно, кто жил здесь раньше, и как давно это было. Но лишь одно приковывало его взгляд на этих неведомых руинах - обелиск, который, в отличие от других построек, был цел и даже не покрылся мхом. В верхней части обелиска было углубление, в котором, в свою очередь, лежал неприметный на вид черный камень. С трудом успокаивая дрожь, Креш  взял камень, в ту же секунду на нем появились светящиеся руны, каких он прежде не видел, а вокруг кромки бегал маленький огонек. Креш провел по камню пальцем, руны начали сменять друг друга, как страницы книги, приоткрывая все новые и новые части головоломки. И вдруг, руны сменились картой. Она показалась ему знакомой, но Креш не смог сразу вспомнить, где раньше видел местность, показанную на ней, и побежал к своим товарищам.

Сидя в баре на центральной площади Эйлона, исследователи пытались вспомнить, где же находится та часть мира, указанная на карте. Вдруг Декта вспомнил, что это небольшая часть материка, рядом с границей мира, на северо-западе от Лисмада. Недолго думая, они отправились в путь.
Шли исследователи настолько быстро, что уже к концу пятого солнечного круга, обогнув стороной родной Лисмад, они были на месте. Посмотрев на карту, исследователи с огромным удивлением заметили, что она сместилась на запад. Рагтон предложил пойти домой, но Креш смог убедить остальных, что скорее всего то, что они ищут не находится на конкретном месте. И снова друзья отправились в путь. Прошло еще два дня, прежде чем путники, усталые и полные отчаяния, пришли на место, но они не увидели, ни загадочных обелисков, ни парящих в небе тварей, ни чего-либо еще. Это было такое же пустынное поле, с редкими деревьями и валунами, каких в округе множество.
В глубокой досаде исследователи собрались идти в Лисмад, но Креш вдруг заметил, что облако на горизонте плывет против ветра. Спустя пару минут их изумлению не было передела - в небе появился остров, парящий в воздухе. Черный камень неожиданно засветился. Вспыхнул яркий свет, и все вокруг исследователей изменилось. Вместо поля, их окружали диковинные деревья, а в небе летали птицы, каких друзья раньше никогда не видели. Пройдя немного,  они поняли, что случилось - камень перенес их на летающий остров.
«Похоже, камень служит своего рода компасом и одновременно средством перемещения между этим островом и материком!" - предположил Декта. Теперь перед исследователями встал вопрос - как вернуться назад. Внимательное изучение камня не помогло, на этот раз на нем даже не появилось карты. Выход был только один - осмотреть остров и попытаться найти то, что поможет друзьям вернуться домой.

Солнце уже начало заходить за горизонт, как вдруг Сэлу показалось, будто звезды на небе стали ярче, а родной материк стал отдаляться от острова. Постепенно и остальные начали замечать что-то неладное - у Декты начались приступы удушья, а Рагтон постоянно жаловался на головную боль. Но не успели друзья понять, что происходит, как вдруг небо начали озарять яркие зеленые вспышки. Их становилось все больше, а верхушки деревьев, которых они касались, немедленно превращались в пыль. Земля резко почернела. Через несколько секунд огромный остров начал рассыпаться на части, пронизываемый яркими зелеными лучами. Декта сжал в руках камень, как вдруг почувствовал, что земля под его ногами исчезла. Проваливаясь вниз, он видел, как его товарищи сгорали заживо в неизвестном зеленом свете. От страха он еще сильнее сжал камень. И снова яркая вспышка. И вот он уже стоит посреди торговой площади Лисмада. Остальные остались там, без шансов на спасение.

Декта не знал, что произошло, и что ему делать дальше. Недолго думая, он отправился к Ковету, который в те дни как раз находился в Лисмаде. После долгих рассуждений было решено сохранить этот случай в тайне, чтобы больше никто не погиб в попытке изучить летающий остров, если он опять появится. Ковет взялся хранить черный камень лично, и на долгие десятилетия он был потерян из виду. Тогда никто даже не подозревал, какую роль сыграет этот неприметный темный камень в истории всего Хорсаса...
« Последнее редактирование: 20 Апрель 2009, 21:26:55 от Master » Записан


Ягами Лайт
Uncle_SAM
Блиноедка
Почётный флудер
*****

Репутация: 8
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 1128


я - справедливость


Просмотр профиля WWW
« Ответ #6 : 20 Апрель 2009, 01:07:15 »

Летопись седьмая: Первая кровь

Прошло несколько сотен лет, поколение людей сменяло другое поколение. Лисмад разрастался, строились другие города, расширялись поселения людей и наделы обрабатываемых земель. И лишь Арны оставались такими же, как и раньше, время не действовало на них. Время не сгибало их гордых осанок, не меняло серебряного цвета волос, их ум оставался, все также ясен и прозорлив. Но люди словно не замечали этого и ни когда не задавали вопросов.
Это были годы спокойной, умиротворенной жизни под покровительством Арнов. Люди уже освоили почти весь материк Деварт, отныне являвшийся полноценным царством людей. Две расы жили бок о бок, между ними образовалась тесная и крепкая дружба. Арны по-прежнему безвозмездно помогали людям, делились с ними своими секретами в магии, знании этого мира и воинской науке, но за годы дружбы, не приоткрыли, ни единой страницы своей истории…

Совет старейшин по-прежнему возглавляли Наиль и Бунджен, руководя абсолютно всем. По сути, люди своеобразным образом работали на Арнов.

Так возможно прошло бы еще не одно столетие, если бы в 381-м году молодой принц Артуан Коветрон не нашел дневник великого мага Бобрса Филмона, среди заросших плющом руин хижины в заброшенном поселке, находящемся далеко от стен Лисмада. То, что он прочитал открыло ему глаза, и привело его в ужас. Посмотрев в окно, он уже не видел той идилии, которую, как ему казалось, он ощущал ранее. Теперь Артуан понял, что люди всегда работали на Арнов, а те лишь повелевали ими! Все эти годы люди находились в добровольном рабстве, которого даже не замечали. Но принц был умен, и не стал показывать то, что открылось его взору. Он показал дневник своему отцу, мудрому королю Нилону Коветрону. Тот принял решение не предпринимать каких-либо мер, а следить за Арнами. Всего за несколько дней они заручились поддержкой своих лучших друзей, и приняли решение прокрасться на материк Фанхо, царство Арнарию, в город Анандэс.

В первую ночь зимы 381-го года, великий маг Ковиргинс сварил по приказу короля зелье невидимости, рецепт которого был украден у Арнов еще в 225-м году, и бережно хранимый самим повелителем. В тот же вечер группа смельчаков, возглавляемых принцом Артуаном, отправились вдоль границы материка к мосту Иллеана, соединявшему Деварт и Фанхо. Много дней они шли, но прикрытые завесой магии им удалось пройти весь путь не замеченными. И вот они подошли к мосту. К тому самому мосту, с которого началась эпоха правления Арнов. К их удивлению на материке никого не было - леса были пусты, ни зверя, ни птицы, все куда-то исчезли, даже монстры не встречались им на пути.
Дойдя до стен города, они без труда миновали охрану и пробрались внутрь. В центре города была огромная крепость, которая, казалось, касается самих облаков. Но их внимание привлекла далеко не она. Забравшись на одно из самых высоких зданий, они стали ждать. Ожидали они появления Наиля либо Бунджена, которые на днях перед их уходом собирались посетить Анандэс.

Заря только-только начала заниматься, над горизонтом пролегла узкая светлая полоса, как вдруг Артуан Коветрон увидел знакомый силуэт. Это была все та же безымянная девушка, появившаяся у ворот Анандэса, словно из воздуха. Быстро, но бесшумно, принц спустился с крыши здания, и пошел за ней. Остальные члены отряда последовали за принцем. Они не раз были в этом городе, все его улицы и закоулки были хорошо знакомы людям, потому двигаться незамеченными отряду не составило особого труда. Пройдя почти через весь город, девушка остановилась возле таверны. Она обернулась, прислушиваясь к тишине города, но, ничего не заметив, повернулась к двери. Таверна была давно закрыта, но один взмах руки, и двери перед ней распахнулись. Под магической завесой отряд незамеченным проскользнул за девушкой в таверну.

Внутри ее ждал маг, скрывавший свое лицо под большим капюшоном черной мантии. Он небрежно указал ей на место рядом с собой. Девушка, слегка поклонившись, села рядом, и они начали разговор на своем языке. Понять смысл разговора мог только Артуан, так как только он, из всего отряда, владел их речью. Сохранились записи одного из членов отряда с содержанием этого разговора, записанного со слов принца:
  - "Все уже почти готово, мой повелитель"
  - "Отлично. Ты ведь в курсе, что нападения тармиссов на восточные берега участились. Нам нужна расходная сила для того, чтобы покончить с ними. Люди глупы, но учатся быстро. Я считаю, они готовы уничтожить тармиссов. Нам же потери ни к чему!"
  - "Но согласятся ли они принять участие в войне?"
  - "Не беспокойся. Мы все подстроим так, буд-то тармиссы первыми напали на людей..."
Что-то хрустнуло под ногой Кхата, самого опытного воина отряда. Маг резко повернулся, под мантией что-то блеснуло. Это был небольшой ферилиевый арбалет. Таверну пронзил звук рассеченного воздуха. Кхат, притаившийся за стеной, был убит.
« Последнее редактирование: 13 Октябрь 2009, 15:12:22 от Юалинь » Записан


Master
Автор и разработчик
Администратор
Йа флудилко
*******

Репутация: 10319
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 2178


Мяяяу!


Просмотр профиля WWW
« Ответ #7 : 17 Январь 2010, 20:44:31 »

Летопись восьмая: И нет покоя в этом мире...

  За два дня до наступления 382-го года заговорщики, во главе с принцем Артуаном, собрались в одной из таверн Эйлона, за самым крайним столиком. Им предстояло обсудить возможные варианты окончания их дерзкой вылазки в Анандэс. Вариантов развития событий было множество, худшим из которых было начало войны…
  Армия Арнов была многочисленной и практически непобедимой, казалось бы, что у людей нет шансов выиграть в такой войне. Баленор, будучи советником короля в военных вопросах, искал стратегические возможности сделать победу возможной, и самой действенной тактикой он считал – разделить войска Арнов на части. В ответ на вопрос принца, как он собирается разделить многотысячную армию, Балендор ответил четко и коротко: нужно взорвать мост Иллеана. Эта идея всем показалась оптимальной.
  Тем же вечером Баленор и Ковиргинс уже варили зелье, сила которого была способна разрушить мост. Рецепт зелья, конечно же, был позаимствован у Арнов: во флягу заливается зачарованная вода и смешивается с порошком испепеления. После чего создается сфера взаимодействия, связующая флягу с местом нахождения шара. Достаточно поднести к шару свечу, чтобы фляга, засветившись ярким пламенем, вспыхнула, разрушив все вокруг. И вот все было готово. Маг вручил флягу Ланкусу, поручив положить ее под основание моста. В случае войны фляга с магической жидкостью должна быть на месте.

После убийства Кхата отряд, возглавляемый Артуаном, принял решение, как можно быстрее вернуться в Эйлон. Уже спустя два дня они подошли к мосту Иллеана. Перед тем как вступить на мост, Ланкус незаметно положил под опору моста флягу, и отряд двинулся дальше.
По прибытию в Эйлон принц первым делом посетил своего отца – Нилона Коветрона. Целых два дня сын и отец, обсуждали планы на будущее, запершись в самой потаенной части замка. Вариантов было много, от самого простого – оставить все как есть, до самого дерзкого - выступить войной против Арнов. В результате было решено создать подпольный отряд, собирающий информацию о расположении войск Арнов, и немедленно начать набирать людей в воинские ряды.
Но спустя 14 дней все Арны, занимавшие руководящие посты, под покровом ночи покинули город. Артуан, возглавивший подпольный отряд, отказался последовать за ними. Арны были намного опытнее любого человека, за сотни лет жизни они изучили всю округу, знали каждое дерево, каждый камень. Любой последовавший за ними, был обречен на верную смерть.
Пришло время брать все в свои руки. На восходе солнца члены тайного отряда взялись за оружие. Многие из них крепко сдружились с Арнами, но приказ короля был выше любой дружбы. Каждого из Арнов нужно было схватить и заключить в темницу.
Не прошло и двух дней, как приказ был выполнен. Большинство Арнов покорно сдались воинским отрядам, но были и те, кто оказал сопротивление. Много крови пролилось за эти два дня. Много жизней оборвалось, как людей, так и Арнов.
Пришло время собирать войска. В тот же день были посланы три группы разведчиков, на юг, юго-запад и юго-восток. Им был дан лишь один приказ: в случае приближения Арнов, послать с ручным вороном сообщение, прямиком в королевский замок, к Нилону Коветрону.
 День сменялся ночью, раз за разом. И вот уже начала близиться весна. Войска уже давно были полностью подготовлены к войне.

Крепкий мужчина лет шестидесяти сидел перед огромным камином, вытянув ноги к огню и медленно потягивая рубиновое подогретое вино из изящного резного бокала. Не смотря на крепость тела, годы начинали брать свое, множество войн, оставивших неизгладимый след на теле, все чаще и чаще напоминали о себе. В огромном замковом помещении было довольно тепло, но сидевший у камина человек мерз, кутаясь в толстое шерстяное одеяло.
Дверь слегка приоткрылась, в комнату скользнула тень. В тусклом свете каминного огня, что был единственным источником света в огромной комнате, ее совершенно было не заметно, и тень бесшумно скользнула в сторону все ближе и ближе приближалась к старцу. Вот уже считанные шаги оставались до массивного кресла, стоящего у камина…
– Хозяин, – тень скользнула под освещение камина и, став жилистым высоким мужчиной, поклонилась, – к вам гонец от короля! Ему придти в другой раз?
– С гонцами короля лучше так не поступать, мой мальчик! – По-отечески ответил старик, он убрал от огня ноги и скрыл их под одеялом. – Довольно часто они имеют свойство приносить довольно важные вести, не смотря на то что эти вести могут быть совсем не радостными… Проводи его сюда и налей нам еще вина!
 Мужчина поклонился и, снова превратившись в тень, растворился во мраке. Всего через пару минут он вернулся в сопровождении крепкого парня воинской выправки и эполетами личной гвардии короля. Остановившись перед стариком посыльный резко шаркнул ногой и отдал честь.
– Ваше высочество, король просит вас прибыть к нему на аудиенцию не позднее двух следующих дней! – Протягивая запечатанный свиток с гербом короля.
– Выпей вина! – Обратился он к посыльному, не отрываясь от свитка.
 Перечить тот не стал и покорно взял с подноса подогретое вино, сверля пронзительным взглядом, хилого на вид паренька-слугу.
 Прочитав и бросив свиток в пылающий камин, старик долго смотрел на огонь, жадно поглощающий бумагу, благодаривший за подношение теплом.
– Я прибуду в замок короля завтра к вечеру. – Сказал он и, выпив вино одним глотком, поднялся с кресла.
 Только теперь солдат мог в полной мере оценить скрытую до сего момента фигуру старика, что повергло его в благоговейный страх, стоило только представить, через что пришлось пройти хозяину замка, чтобы получить такие ранения.
– Подготовьте все к долгому отъезду. – Бросил он слуге и быстрым, уверенным шагом покинул комнату.

 Несмотря на то, что гонец гнал коня во весь опор, в замок короля он прибыл с небольшим отрывом от кортежа старика. Он как раз выходил из ворот замка в то время, как конь приглашенного на аудиенцию к королю, остановился у парадного входа, в сопровождении шести жилистых парней в черных плащах с низко опущенными капюшонами, закрывающими глаза. Так же он заметил, что при виде старца вся охрана вытянулась в струнку, боясь даже вздохнуть лишний раз, а сам старшина караула бросился открывать ворота, взмокнув от собственного пота.
– Ваше Величество, командор Ладор прибыл! – Громко отчеканил слуга, широко распахнув двери и пропуская вперед старика.
– Что ты орешь, как ненормальный? – Недовольно буркнул Ладор. – Его Величество и без тебя знает, кто я такой!
– Положено так, Ваша Светлость! – Учтиво поклонился слуга в ответ.
– Пф… правила… законы… – Снова буркнул старик и пошел навстречу к вскочившему с трона королю.
– Ладор! Дружище! – Воскликнул тот. – Как же давно мы не виделись!
 Король приветствовал старика, крепко по-братски обнимая его.
– И еще бы столько же не виделись, если бы не вызвал. – Хмуро улыбнулся Ладор. – Опять что-то стряслось в твоих владениях? Неужто нет достойной молодежи, что смогла бы усмирить неверных подданных?
– Есть, брат, есть! Но в этом деле они словно птенцы малые. А на кон поставлена сама жизнь человеческая! Не могу я доверить это дело юнцу, едва понюхавшему порох! Понимаешь? – Ладор с королем прошли к длинному столу, накрытому всевозможными яствами и, не обращая внимания на сидящих высокопоставленных вельмож, продолжили разговор.
– Что же за дело такое? – Ладор взял с подноса слуги бокал рубинового вина и сделал большой глоток.
 Простота общения короля и прибывшего старика повергли остальных сидящих за столом в полное недоумение. Как такое могло случится, что какой - то чужак, которого они видят первый раз в жизни, говорит с королем на равных? Более того, сам король совершенно изменился и словно не замечает такого непочтения к себе!
– Грядет война с Арнами, друг... – продолжал тем временем король, плеснув себе в бокал янтарной жидкости, и, совершенно не по-королевски, закинув ногу на ногу «чокнулся» со стариком.
– Каковы шансы? – Только заслышав о войне, Ладор переменился в лице и превратился в натянутую струну. – Сколько времени?
– Несколько дней, максимум неделя – Король тоже стал серьезным. – Уже собираются войска со всего королевства, а эти люди… – Король обернулся на министров и советников, словно только что вспомнив о них. – Э-э-э… совсем забыл почтенные, представить вам уважаемого Ладора – моего старого друга, лучшего полководца всех времен, не знающего равных в сражениях и победах. На его груди столько самых высоких наград сколько вы за всю жизнь не целовались с красотками!
 Ладор повернулся к ошарашенным министрам и советникам:
– Так! Давайте по порядку!
 Несколько минут в зале стояла гробовая тишина. Никто из подчиненных короля не решался начать первым, но так или иначе начинать кому-то надо было! Все хмурее и хмурее становилось лицо Ладора по ходу изложения сути дел, в покинутом им королевстве.
– Одного не пойму, Нилон, живешь на свете не первый год вроде как, на кой сдалась эта война? Зачем тебе Арны?
– Рано или поздно этот вопрос все равно бы встал на повестке дня, и лучше уж рано чем… – Король замолчал, когда Ладор поднял руку, призывая к тишине.
– Насколько я понял из слов этих благородных господ, Арны далеко не по нашим зубам! Да и мир мы еще совсем не знаем, в отличие от них! Не проще ли было бы повременить с войной и изучить врага, его повадки и прочее?! – Он уже не смотрел на Нилона, а обращался непосредственно к министрам и советникам.
 Те явно что-то скрывали и не хотели говорить всей сути вещей, но так или иначе всеми правдами и неправдами подводили именно к войне.
– У нас нет другого выбора, Ваша Светлость! – Он решили обращаться к командору именно так, дабы не разгневать короля.
– Выбор есть всегда! Главное желание! – глаза Ладора недобро сверкнули, – А у вас, как я посмотрю, все желание упирается в войну!
 Многие из советников испуганно опустили головы, но отступать было некуда. В ходе долгих споров они все же смогли доказать свою не виновность и уговорить Ладора командовать армией.
 На 67 день 382-го года Нилон получил долгожданную весть от разведчиков. Он медленно спустился вниз по винтовой лестнице, повернув за угол, прошел только ему ведомым маршрутом до небольшой, но хорошо укрепленной комнаты. Посреди комнаты стоял стол, над которым парил в воздухе голубой шар. В углу комнаты стоял его верный солдат Ланкус. В ту же секунду король сказал - "Поджигай!"...

 Ладор еще раз подхлестнул своего верного скакуна и обогнал последние марширующие ряды. С каждым днем, приближающим их к противнику, командор становился все мрачнее. Ладор знал, что в этой битве могут погибнуть все, ибо вражда с древней расой, как он считал, не могла принести ничего хорошего кроме гибели людей. И все же, не будет он знаменитым Ладором, если не сохранит, хоть жалкую кучку верных солдат, пусть даже ценой собственной жизни.
 Выехав немного вперед, Ладор оглянулся и посмотрел на огромную армию, извивающуюся по пыльной дороге, словно хвост змеи. Это была его армия, его гордость, равно как и гордость всего королевства! Он подбодрил первые ряды солдат и погнал коня во весь опор туда, где его уже ждал королевский маг.
 Грохот взрыва заставил коня Ладора дернуться в сторону и испуганно всхрапнуть. Сильная взрывная волна прошлась по раскинувшемуся вокруг лесу, срывая листья. Все лесные птицы взметнулись с насиженных мест и поднялись высоко в небо, крича от ужаса на свой лад, образовав огромную черную тучу в небе, грозно нависшую над людьми. Ладор бросил взгляд на мага и, получив сигнал, направил войска к просторному плато, раскинувшемуся перед мостом. Битва началась.
 Даже будучи разделенной надвое, армия Арнов не потеряла уверенности и контроля над действительностью, на что так рассчитывали люди. Это лишний раз убедило Ладора в его мнении о ненужности войны, но теперь отступать было некуда. В данный момент главной задачей Ладора было избавиться от магов врага, которые могли в несколько мгновений стереть половину армии людей, но о них уже позаботились заранее подготовленные лучшие стрелки. Ладор впервые за долгое время подготовки к бою улыбнулся, глядя на распростертые тела, утыканные стрелами словно ежи.
 Волна за волной, солдат за солдатом армия людей врезалась в ряды арнийской армии. Казалось долгие века бесконечных войн, уже успевших впитаться в саму кровь, должны были послужить хорошим подспорьем в борьбе, но все попытки смять врага или хотя бы оттеснить разбивались, словно волны о неприступную скалу, лишь слегка подтачивая ее. Ладор был искусным полководцем, добившимся многих побед еще в старом мире, он был человеком жестким и упорным в стремлениях, поэтому подбирал себе только достойных командиров, способных беспрекословно выполнить любой его приказ. Именно сейчас и настал тот самый момент, когда только отчаянный поступок мог спасти быстро тающую армию людей от полного разгрома, именно сейчас настал тот момент, когда можно сокрушить, задавить врага числом, а не опытом.
 Ладор подозвал гонцов и отдал им приказы, после чего те быстро растаяли в самой гуще битвы, разнося распоряжения командирам. Ладор проводил их долгим взглядом. Достойные представители самой опасной гильдии, предоставленные ему когда-то одним старым другом, стали самыми надежными гонцами и телохранителями, всюду следовавшими за командором словно тени. Кто бы мог подумать, что на службе у известного полководца состоят гонцами самые опасные «Темные убийцы» ?!! Верно – никто! Именно они сейчас проходили сквозь ряды врага, словно раскаленный нож через масло, нанося короткие едва заметные глазу смертоносные удары. Каждый приказ Ладора будет доставлен адресату!
 Центр боя резко остановился и попятился назад, сделав вид, что дал слабину. Арнийцы почувствов, что армия людей дрогнула и готова бежать, устремились в атаку, позабыв о внимательности. Это и было ловушкой Ладора. Как только арнийцы двинулись, правый и левый фланги людей резко сместились в сторону и бросились вперед, обходя армию врага сбоку. Когда командиры арнийцев поняли замысел людей, время на перестроение было упущено, передовые отряды полностью увязли в битве, а зашедший сбоку враг уже пробивался к центру, прорезая себе путь с незащищенных флангов. Ладор видел, как побелели от гнева лица полководцев арнийской армии, видел, как отчаяние перед гибелью солдат поглощает их душу, видел, как дух армии ломается… Вместе с этим он видел и то, как мало остается уцелевших людей, как дорого обошлась эта победа. Да – они уже победили, разбив армию врага на мелкие группы, добить их не составит труда, но все же от целой армии людей осталась всего жалкая треть! Ладор сплюнул в сторону и ушел в шатер. Его вовсе не радовала победа! Впервые в жизни он не получал от лавров победителя удовольствия, и даже королевский маг не посмел сунуться в эту минуту к нему в шатер...
Вот уже два месяца как Ладор бродил по округе, с замиранием сердца поглядывая на ту сторону моста. С каждым рассветом он покидал свой шатер, молчаливой тенью проходя меж суетящимися рабочими, усердно восстанавливающими мост, останавливался на краю пропасти разделяющей два континента и долго всматривался в остроконечные пики скал, откуда в небо вились множества тонких дымных струек кострищ. Еще месяц назад прибыло последнее крупное пополнение солдат, и дальнейшее продвижение тормозило только восстановление треклятого моста.
 Снова и снова Ладор бросал задумчивый взгляд на опору моста, где был эпицентр взрыва, и что–то тяжелое начинало ворочаться в груди. Много раз он пытался допытаться у мага рецепт той смеси, что он использовал, но тот, лишь хитро улыбаясь, уходил от разговора. Ладор не был таким простаком, которого могло остановить молчание, равно как и понимал, что знай маг рецепт сей смеси, то поделился бы не таясь ибо знал, что никто кроме мага не может создать подобное. Ладор пнул носком высокого армейского сапога мелкий осколок, бывшей когда-то опоры, и медленно побрел в шатер.
 Медленно, но верно вырастала новая опора моста, а за ней и все остальное. И вот наконец-то настал тот день, когда командор вышел из шатра к ожидавшим его архитекторам и конструкторам, стоило только ему появиться, как все начали низко кланяться.
- Ваша Светлость, мост закончен. Остались некоторые завершающе работы и, не позднее, чем завтра, вы сможете перейти на ту сторону! – Сказал плотный мужичек преклонных лет.
- Ну, наконец-то! – Выдохнул Ладор, выпуская пар изо рта в сырое осеннее утро. – Надеюсь, новые опоры выдержат марш армии?!
- Не стоит сомневаться, Ваша Светлость! – Тут же поклонился другой из группы строителей.
 Более Ладор уже не слушал гражданских, резко развернувшись на месте и отдав, всюду следовавшим за ним теням, короткие приказы, бросил взгляд в сторону скал по ту сторону пропасти и скрылся в шатре. Уже через десять минут лагерь закипел. Тишину утра разрывали звуки строевых рогов, то тут, то там пробегали посыльные, разнося послания адресатам, фыркали кони… Армия готовилась выступить в поход.

 Осеннее солнце только-только показалось из-за горизонта, а армия Ладора уже ступила на другой материк. В утреннем тумане, густо окутавшем остроконечные скалы, постоянно мерещились какие-то тени, но это оказывалось всего лишь плодом воображения и находящегося в напряжении сознания. Дым кострищ чувствовался все четче и четче.
 Ладор поежился от пронизывающей сырости и еще раз прислушался к звукам эха, отражавшимся от скал. Тишина. Только звук подков о камень и топот обитых железом сапог. Ладор спустился с коня и, выслушав «на ухо» доклад телохранителя, нагнулся к костру, определяя занесенной над ним ладонью давность. Туман уже рассеялся практически без остатка, и взору полководца открылось давно покинутая стоянка огромной армии. Враг бежал! Почему? Почему Арны отказались сражаться? Почему покинули возможное место боя? Ладор окинул внимательным взглядом местность, убедившись в том, что более благоприятного места для врага было не найти. Узкий перешеек, ведущий из горловины ущелья, выходил на расширенную поляну, подходящую для стоянки огромной армии. Срубленные могучие стволы деревьев были аккуратно сложены в стороне и могли быть использованы как баррикады для лучников, но все это не было принято во внимание противником, и это все больше и больше удивляло Ладора.
 Через некоторое время телохранители подвели к Ладору связанных пленников. Окинув изнуренных, оголодавших арнийских солдат, Ладор пнул почти остывшее кострище и, приказав накормить пленных, вернулся к коню. Теперь ему нужно было подумать – преследовать ли армию неприятеля или вернуться домой? В душе Ладора боролись гордость и обида. Еще никто так не мог провести его за всю долгую жизнь прожитую в сражениях. Как только был поставлен шатер, он похлопал коня по загривку и скрылся в недрах просторного помещения.
- Как давно ушла армия? - Стоявшие перед ним накормленные пленники вовсе не светились благодарностью, а собранных совет командиров не питал к ним уважения. Лишь холодное равнодушие.
- Давно! – Сухо отвечали те.
- Куда она направилась? – Ладор знал, что оставленные тут на голодную смерть солдаты ничего не скажут, но и из сухих ответов, бросаемых пленными, можно было почерпнуть ценную информацию.
- Домой.
- Отвечай нормально! – Вспылил один из командиров, вскочив с места и занося руку для удара, но тут же застыл при предостерегающем знаке полководца, так и не завершив начатого.
- Значит армия отправилась в Анандэс? Сколько на данный момент насчитывает ваша армия?
 Тишина в ответ заставила многих командиров заскрипеть зубами, но спокойствие Ладора не позволяло им показывать этого. Сам же Ладор откинулся на спинку жесткого стула и приказал солдатам эскорта отпустить пленных, на что солдаты недоуменно покосились на своих командиров, не решаясь исполнять сего приказа. После некоторого замешательства солдат, к пленным скользнули две тени телохранителей полководца и, перерезав путы, вывели пленных из шатра так и оставив остолбеневших конвоиров ошарашено взирать на происходящее в безмолвии.
- Завтра мы отправляемся в Анандес. – Подвел итог Ладор, заканчивая совет.
- Но… - произнес один из командиров, медленно переведя взгляд с входа в шатер на командующего.
- Расправа над несколькими изможденными людьми противника ничего нам не даст, кроме поведения не достойного настоящего воина. – Спокойно ответил Ладор на незаконченный вопрос.

 В этих скальных лабиринтах можно было блуждать вечно, если бы не смекалка верных телохранителей и острый ум полководца, но все равно на поиски срытого среди скал города ушло немало времени. Отряд за отрядом отправлялся вперед на разведку, чтобы предупредить о засаде врага, но каждый раз разведчики возвращались ни с чем. В конце концов Ладор решил, что бой им дадут у самого города, где в помощь к многочисленным скалам будут еще и родные стены.
 Вот очередной скальный массив закончился и взору Ладора предстал величественный город Арнов, он же являющийся столицей древней расы. Армия людей остановилась. Командиры застыли в повисшей тишине, ожидая сигнала Ладора к атаке, но тот лишь молча взирал на неприступные стены города, вросшего в скалы, сжимая поводья коня так, что был слышен скрип железных рукавиц. Да! Его снова провели! Снова все предположения Ладора пали прахом у ног и тут же развелись легким ветерком гуляющим средь скал. Анандес был пуст! Такого поворота событий Ладор никак не ожидал! Он мог предположить, почему Арны оставили поле боя, но зачем покинули родную столицу, понять никак не мог.
 Вернувшиеся разведчики доложили о том, что в городе нет ни души и уже очень давно, после чего Ладор отдал приказ командирам развернуть армию к дому. Сам командор еще очень долго смотрел на безжизненный, покинутый город с его неприступными стенами и величественными строениями. Только шестеро верных телохранителей молча стояли рядом понимая , что сегодняшняя победа стала для самого полководца первым поражением за всю жизнь...
« Последнее редактирование: 09 Апрель 2010, 21:26:32 от Master » Записан

шалапаи молодые, растаманы удалые, все равны, как на подбор. с ними читер - черномор! а у читера в руках мыло, сахар и гранат, мылом он намазал что-то, сахар съел и был таков...


Я в контакте
Master
Автор и разработчик
Администратор
Йа флудилко
*******

Репутация: 10319
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 2178


Мяяяу!


Просмотр профиля WWW
« Ответ #8 : 22 Июнь 2010, 04:22:31 »

Летопись девятая: Озеро Тарнас

   Прошел 382 год, начинался 383й. После войны на улицах городов царила непривычная тишина, нарушаемая лишь звонкими шагами отрядов, патрулировавших город. Люди боялись выходить из своих домов, ожидая возвращения врага и его мести. Тем временем пленные арны спокойно ожидали своей участи в катакомбах Лисмада и Эйлона.

   Артуан, возглавлявший один из отрядов Ладора, получил очередной приказ - отправиться на разведку на юго-восток Деватра, к северному берегу озера Тарнас. Казалось, это задание ничем не отличалось от всех предыдущих: очередная вылазка на нейтральную территорию, чтобы проверить, не копят ли Арны свои силы в южных землях, готовясь к повторной атаке.

    Утром того же дня Артуан встал раньше обычного. Что-то беспокоило его, но пока он даже не подозревал что именно. Он медленно вышел из комнаты и пошел надевать доспех. Отряд, как обычно, в полном составе уже ждал его на главной площади. Принц сел на коня, оглядел взором свой родной город Лисмад, попрощался с верными друзьями, и отправился в путь.

Дорога предстояла трудная. Озеро находилось между двух горных хребтов, поэтому пройти к нему можно было только с южной стороны, а значит, сделать крюк почти через весь южный лес. По общему согласию отряда, было решено пойти через Эйлон, чтобы было где набраться сил после сложного прохода через лес. Много дней и ночей они шли, пробираясь через уже давно знакомые чащи южного леса, и вот наконец они увидели в далеке городские сторожевые башни. Артуан вырвался на коне вперед, обгоняя свой отряд, как вдруг почувствовал, что земля уходит из под ног... его конь проваливался сквозь землю в кукую-то дыру, и принц вместе с ним!

   Он медленно открыл глаза. Вокруг было темно, и лишь сверху, через дыру, пробивались лучи света. Это была небольшая пещера, очевидно вымытая дождями совсем недавно. Сверху свисали оголенные корни деревьев. Принц взглянул на своего коня. Боевому другу повезло меньше - он упал на груду каменных осколков и был уже мертв. До дыры было всего чуть больше трех метров, Артуан уже начал было карабкаться по стене наверх, как вдруг услышал странный голос:
- "Остановись. Ты не успеешь понять всей истины"
- "Кто здесь?!" крикнул принц, и ему показалось, будто в пещере на миг стало светлее. Решив, что ему померещилось, он крикнул отряду, что все нормально, и продолжил карабкаться наверх.

   В Эйлоне члены отряда отдохнули и набрались сил. Уже через несколько дней они был рядом с уступом горы, с которой начинался хребет, протянувшийся к озеру Тарнас. Еще не спустился вечер, а отряд уже был на берегу озера. Так как они прибыли раньше намеченного срока, то решили разбить лагерь и осмотреться. Уже начало темнеть, когда один из членов отряда пошел на берег, чтобы наловить рыбы для ужина. Прошло несколько часов, но рыцарь так и не вернулся. Принц начал подозревать неладное и, взяв с собой несколько человек, пошел на берег.

   На берегу они обнаружили разорванный в клочья труп. "К оружию!"-  крикнул принц и все немедленно встали в боевой порядок. Понимая, что это может быть ловушка, Артуан дал приказ отступать. Но не успели они сделать и нескольких шагов, как из воды появилось несколько темных фигур. Таких существ еще никогда не видели - они ходили на двух ногах, но больше походили на насекомых, в прочном хитиновом панцире и с огромными челюстями, способными прокусить любую броню, и, что самое невероятное, они были вооружены арбалетами. Не говоря ни слова, существа начали обстреливать отряд. Рыцари попытались закрыть остальных щитами, но стрелы этих тварей пробивали все на своем пути. Не прошло и нескольких секунд, как почти все члены отряда были мертвы, а уцелевшие в панике бросились бежать. "Куда вы! Трусы! остановитесь, это приказ!"- кричал принц, но оставшиеся в живых были уже далеко. Тут же Артуана обступили странные существа, двое схватили его за руки. Один из них подошел и вложил что-то в нагрудный карман на броне принца. Прохрипев "пер-редаш-шь адр-рессат-ту", странное существо достало нож. Через секунду принц уже лежал на берегу с перерезанным горлом. Он был мертв...

   Все это время, никем не замеченные, на вершине скалы стояли двое.
- "Я вижу, ты человек слова, а этот щенок выполнил свое предназначение и больше нам не помешает. Каковы потери в войне?"
- "Шесть тысяч со стороны людей и две с половиной сотни у арнов"
- "Это вполне приемлемо. Спасибо за оказанную помощь, Нилон..."
Записан

шалапаи молодые, растаманы удалые, все равны, как на подбор. с ними читер - черномор! а у читера в руках мыло, сахар и гранат, мылом он намазал что-то, сахар съел и был таков...


Я в контакте
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Copyright © 2008-2010 Raigent Entertainment
Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC

Naaks
Индекс цитирования LiveInternet
Страница сгенерирована за 0.255 секунд. Запросов: 18.